Transformers: The Darkest Hour

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Transformers: The Darkest Hour » Посадочная площадка » Зал ожидания


Зал ожидания

Сообщений 1 страница 30 из 61

1

Обширное помещение, приспособленное как для маленьких, так и для довольно крупных ботом. В этот холл ведут выходы от стыковочных узлов и с самой посадочной площадки. Высокий потолок и панорамное остекление, ряды сидений и небольшой энергонный фонтан в центре.

0

2

У него не было приглашения. У него не было ничего, однако же он послал предварительный запрос на станцию, и ему ответили. Его собственная ценность в этой закрученной истории была исчислена, взвешена и найдена очень... легкой. Но искусство мнемохирургии, о, оно редко и ценно, гораздо ценнее его собственного бренного тела и воспоминаний. Поэтому ему было разрешено пребывание на станции для изучения симуляций и ослабления негативных эффектов.

Поблагодарив бота-шаттл, Трепан ступил на разметку, ведущую от стыковочного узла в зал ожидания, и оробел, выйдя в невероятно просторное помещение. Каждый шаг отдавался эхом. Слабый гул и журчание фонтана были единственными слышимыми звуками в этом пустынном зале. Это пугало. Давило пустотою.

Комм пиликнул новым сообщением. Архивариус приносил свои извинения - был слишком занят, чтобы встретить лично. К письму прилагались инструкции, карта и электронный слепок ключ-карты от собственной каюты. Однако мнемохирург решился задержаться в этом зале, а не спешить в свою комнату. Что там, что здесь было одинаково глухо, скорее всего. Вместо этого мех прошелся к панорамному остеклению, рассматривая открывающийся вид. Этот сектор был полон звезд из-за близости к центру галактики. Палец Трепана коснулся плотного стекла, проводя полосу, соединяющую ярчайшие звезды этого сектора. Гештальта не случилось: никакой осмысленной формы звезды не образовывали, что вызвали у бота лишь смешок.

Отредактировано Trepan (8 февраля, 2015г. 00:47)

0

3

Это место подходило для размышлений. Желания идти дальше не было: вдруг кто-то встретится по пути, нарушит эту тонкую музыку тишины, прогремит, прорвет начавшие образовываться тонкие пленки задумчивости, отделяющие, как кокон, сознание от остального мира, делавшее восприятие опосредованным, отделенным от реальности.

Медленно отойдя к креслу, Трепан опустился в него, не отрывая почти пустого взгляда от усеянного звездами пространства. Каким же красивым оно было, пустое и холодное, неприветливое... полное радиации... Не глядя, бот вынул планшетник и провел по нему пальцами, вызывая программу записи. Похрустев серво - те начали со временем забиваться от пыли, - Трепан опустил взгляд на экран и как-то несмело напечатал:
- Теневые игры... - та история, которую он хотел поведать (хах, поведать, это были мемуары "в стол"), была слишком деликатной. Вздохнув, он продолжил печатать:
- Одно из ужасающих преступлений против природы меха. То, чем занимался Институт на самом деле. Личность каждого бота закладывается изначально, руководя его поступками и суждениями на протяжении всей жизни. Личность находит полное отражение в памяти, которая является её актуальной проекцией. Когда ты управляешь памятью - ты управляешь всем.

Психоанализ доктора Ранга основан на тех же основных постулатах: то, как мы действуем и реагируем на внешние раздражители, имеет глубокие, так сказать подсознательные корни, скрывающиеся в чертогах памяти. То или иное воспоминание - не просто отражение прошлого и его событий as is, то есть "как есть", а сложная структура, построенная на связях эмоций с происходившими событиями.

Теневые игры были основным рычагом управления Сената во времена Подавления. Физически пациент подвергался насильственной перестройке личности, основанной на "переписывании" эмоциональных триггеров в памяти меха.

Мнемохирургия позволяет, в отличие от методов ранговского психоанализа, добиться внушительных сдвигов за один сеанс "терапии". За время моей работы в Институте по приказу Сената были проведены десятки тысяч операций по перестройке личности. Одной из самых сложных операций, проведенных главой Института и моим учителем, Лоубом, была тотальная инверсия личности, примененная к сенатору Шоквейву, - задумавшись, Трепан поднял взгляд, провожая им медленно проплывающие за стеклом звезды.

Отредактировано Trepan (8 февраля, 2015г. 18:38)

0

4

В зал ожидания Лоуб вошёл, почти плетясь, - усталый и вымотанный за последние дни, он почти смирился с мыслью, что вся эта его затея окажется в конце концов всего лишь очередной попыткой обмануть себя, себе же внушив надежду. Как и все предыдущие, им предпринятые.
История его попыток брала начало в день, когда над Новым Институтом, скрытым под поверхностью пустынной планеты, принялись рваться бомбы. Никто не обратил на это внимания, - память о том, как беспечно все отнеслись к этому событию (война же, чего ты хочешь?), до сих пор слегка его злила, - а ведь стоило задуматься, с чего бы Десептиконам понадобилось тратить боезапас на то, что им должно было казаться голой степью. Но его подняли на смех, предложение подготовиться к эвакуации проигнорировали (попутно окрестив параноиком), но спустя почти полчаса бункер Института лежал в руинах, сам Лоуб - под его обломками, а некая тварь как раз в это время уносила прочь, как добычу, меха, дороже кого у Лоуба не было.
Сложно было сказать, что именно Лоуб чувствовал к Трепану. Это была не скромная, однако прочная привязанность ментора к ученику. Не была это и любовь в её классическом понимании, относящемся к паре. Даже своеобразным суррогатом родительских чувств это странное явление не было. Оно странным образом совмещало всё вышеперечисленное, и сказать наверняка можно было лишь то, что никого дороже и нужнее в жизни Лоуба не было. Циничный, довольно бесчувственный по натуре, Лоуб парадоксальным образом привязался к своему ученику. Поэтому немудрено совсем, что после похищения Трепана оранжевый меха принялся с упорством и какой-то злостью выискивать способы вернуть его обратно: пусть рискуя, как угодно, только бы - спасти. Были проблемы с Верховным Командованием, был арест за "самоволку", - и всё почти окончилось в тот день, когда ему сообщили, что спасать уже некого, что Трепан мёртв. Какое-то время он жил словно бы оглушённым, а после, продумав про себя теорию о том, почему и как его ученик не мог погибнуть, сам же поверил в неё и продолжил поиски. Окружающие сперва крутили пальцами у висков, а после перестали обращать внимание. По военному времени многие меха, чьи родные пропали без вести, вели себя точно так же, но рано или поздно все они сдавались, смиряясь с утратой. Лоуб не смирился - он словно потерял силы на то, чтобы продолжать, но прекращать поиски и не думал.
А потом были даже не слухи, а обрывки слухов, что Трепан всё же жив, что он - на какой-то станции, где собираются восстанавливать утраченные или повреждённые (шарк знает!) архивы... и, хотя логики в таких слухах не было (зачем Трепану это было бы нужно?), - Лоуб решил уцепиться за эту хлипкую нить, и отправился сюда, - встретить своего ученика, или убедиться, что тот всё же где-то ещё. Упущенный добровольно шанс - самый отвратительный вариант из всех возможных в плане существования выбора.
Он тихо зашёл в зал, показавшийся ему пустым, и лишь потом заметил невероятное - тонкую серебристую, с алым шлемом, фигурку в одном из кресел.
- Трепан?!

Отредактировано Lobe (8 февраля, 2015г. 20:38)

0

5

Голос, вырвавший его из задумчивости, по началу оглушил. От неожиданности все системы лихорадочно напряглись, отчего потемнело в глазах, и он, кажется, вечность не мог взять себя в руки и встать. Голос, вырвавший его из задумчивости, был голосом прошлого, которое он потерял.

Трепан буквально вынудил себя подняться, хотя серво не слушались его. Мелкая дрожь вероломно заставляла руки трястись, как у наркомана, переусердствовавшего с усилителями сети. Никогда он не пытался искать тех, с кем работал, ни своего учителя, ни своего ученика, Хромедома. Жизнь под прикрытием чужого имени, чужого окраса, в притворстве калечным моноформером без шестерни, но с талантом к мнемохирургии стала его настоящей жизнью, а прошлое, от Института до Оверлорда - чем-то сродни сна. Сна, который кончился кошмаром.

Но теперь ворох насильно отгороженного обрушился на Трепана, отчего тот непроизвольно выронил датапад, зажимая ладонями виски и болезненно сгибаясь - слишком много памяти, живой, эмоционально окрашенной памяти обрушилось на него. С усилием разогнувшись, Трепан вымученно улыбнулся,
- Учитель... Я не ожидал... ох...

Если бы он мог себе позволить, он, вероятно, заплакал бы, но эту блажь он себе запретил давно. Поэтому просто обнял за шею этого большого бота, когда-то давно сделавшего его тем, кто он есть.

0

6

Эта реакция закономерно испугала Лоуба, ликующая радость сменилась страхом: Трепану больно? Он испуган? Лоуб одним прыжком подскочил к молодому меху, обнял, прижал к себе, ошалевший от осознания, что его спарк жив, от страха, что с ним, может быть, что-то случилось... но вот руки Трепана обвили его шею, и стало ясно, что эта реакция была всего лишь волнением, сильным и резким, но всё же...
- Как ты, маленький мой? - тихо спросил он, приподнимая Трепана в своих объятиях. - Я... так долго тебя искал... и наконец мы снова вместе... наконец-то...
Ему было плевать на то, как он сейчас выглядел и что подумает о нём Трепан. В конце концов, свою симпатию к нему Лоуб никогда не скрывал. Не докучал с нею, однако и никогда не делал из своих чувств тайны.
Своей семьи у Лоуба не было, не было и тех, кому он был бы дорог, поэтому он не без оснований считал своей семьёй Трепана и своего ассистента, - славного, неброского меха с фиолтетовой бронёй и четырьмя руками. Семья. Родные.
- Драгоценный мой, - Лоуб слегка отстранил Трепана от себя, внимательно, жадно вгляделся в лицо своего бывшего ученика. Всё те же простые, миловидные черты, сейчас подёрнутые болезненной усталостью, - или это только кажется так? Сколько же он пережил - страшного, гадкого, того, от чего Лоуб хотел его прежде сберечь, и не сумел? он вновь прижал Трепана к себе, ткнулся лицом в ребристые изгибы шейных кабелей и энерговодов...
- Праймас, как я скучал по тебе...

0

7

Lobe
Их время прошло, кануло в небытие вместе с Институтом, но теперь память, как поток, прорвавший плотину, заливала его до краев. Маленькие радости и печали, долгие годы научения, операции, открытие явления, которое назвали в его честь - с какой радостью он тогда бежал делиться всем со своим ментором, и чувствовал себя как маленький спарк рядом с ним. У выкованных не бывает семьи. Разве что те, к кому они привяжутся по жизни.

Трепан испытывал восторг, обнимая старого учителя, и почти не слышал его слов. А память по капле прибывала, пока не коснулась самого жуткого периода в его жизни. В одно мгновение мех буквально весь сжался, встопорщив детали, и отшатнулся от ласки как от удара, затравлено глядя на Лоуба невидящим взглядом.

С платформы для подзарядки капает энергон. Кап. Кап. Кап. Какую новую пытку принесет с собой сегодня его добрый палач? Капли срываются и падают в натекшую лужицу, сводя с ума своей неизбежностью падения. Это его энергон, но откуда, из какой именно ранее надрезанной трубки он вытек? Кап. Кап. Кап... Огромное тело наваливается, руки сжимают хрупкие плечи, мнут броню как фольгу. Мысль, как молния, прознает сознание: "Я грязный". Грязный. Измученный. Изувеченный. Омерзительный самому себе. Горло хрипит звуки, который складываются в "Я буду тебя учить", но пытка не прекращается. Она ломает волю.

Трепан попятился, дрожа всем своим телом. Он не хотел, чтобы это снова повторялось, но память неизбежно вытягивала воспоминание за воспоминанием, и животный страх самосохранения заставлял меха вырываться из почти родных рук, жалко сипя и скребясь пальцами.

0

8

- Маленький, что с тобой? Я тебе сделал больно? - это были первые мысли, пришедшие в голову Лоубу, когда его живая драгоценность принялась панически вырываться из любящих объятий. Не повредил ли? Он такой хрупкий, тоненький... И лишь спустя мгновение до него дошло, что именно означал этот страх. Так его всё же, - ...
Он выпустил Трепана, и остался стоять, всё так же разведя руки - сдерживать его силой, пусть и из благих побуждений, было равносильно тому, что делали с ним... там. Никакой силы, ничего против его воли. Сдерживая бесполезную, беспомощную ярость, граничившую с бешенством, Лоуб постарался поймать взгляд молодого бота:
- Маленький мой, всё в порядке. Я с тобой. Я не причиню вреда, клянусь. Не бойся. Прошу тебя, подойди ко мне...
Он звал Трепана, как подзывают напуганного спарка, забившегося под кровать во время пожара. Искра захлёбывалась ядовитой, тяжёлой смесью жалости, нежности к его родному меху, и бешеной злобы к тем, кто обидел его...
- Прошу тебя, не бойся... это всего только я, Лоуб... - он тихо улыбнулся, словно извиняясь за то, что испугал, не догадавшись о возможности подобной реакции...

0

9

Далеко не так просто справиться с собой, когда память механически воспроизводит прошлое по порядку. На грани мечущегося сознания Трепан слышал зов своего учителя, но ответить не мог. Нужно было считать. Про себя, не вслух, - раз, два, три, четыре, пять... - и дальше, отвлекая сознание от бездумного считывания архивов, что позволило бы поднять руку. Игла впилась в шею. Отрешившись от самого себя, цереброхирург буквально вручную отключил воспроизведение, снова заблокировав неприятные воспоминания хотя бы ненадолго, и поднял усталые глаза на Лоуба,

- Простите... после того инцидента моя психика все еще нестабильна, - Трепан изо всех сил старался придать своему голосу спокойные интонации, но выходило нечто натянуто-безэмоциональное. Вздохнув, он умыл ладонями лицо и подошел снова, - Триггер на прикосновения. Лучше... обойтись без них, - мнемохирург поморщился, тяжело вздохнув: ему хотелось снова обнять дорогого искре наставника, но испытывать подобное еще раз ему не хотелось.

Он постарался улыбнуться:
- Так много времени прошло... если честно, я не верил, что... вы все еще живы, - Трепан опустил голову: до него доходили слухи об Институте, одни других страшнее. Но, по всей видимости, это были лишь слухи. Мнемохирург опустился, чтобы поднять датапад, мельком взглянул на написанное - в отрешенном состоянии сознания, контролируя свои эмоции, он способен был писать и рассказывать обо всем - и снова постарался улыбнуться Лоубу, кляня себя за то, что это выглядит так жалко и натянуто.

Отредактировано Trepan (9 февраля, 2015г. 01:43)

0

10

Лоуб молчал, - ничего, кроме как принять случившееся, ему не оставалось. Искра рвалась на части от жалости и злобы, от ненавистного бессилия. Воспоминания можно исправить, этот страх можно убрать, благо он был наделён такой возможностью, - дело было не в этом, а в чудовищном факте, что какая-то мразь посмела причинить боль его Трепану, посмела поднять на него манипулятор, превратив жизнерадостного, милого бота в пугливое, боящееся прикосновений существо. Его самое родное создание кто-то посмел обидеть. Дав себе обещание вырыть упомянутую мразь из-под земли и обратно туда же загнать, Лоуб присел на корточки, ловя оптикой взгляд Трепана:
- Хороший мой, если ты не хочешь, чтобы я прикасался к тебе - я не буду. Я не сделаю ничего, что тебе неприятно, только, прошу тебя, говори мне о том, что тебе нужно. И я сделаю всё, что скажешь. Если ты хочешь избавиться от этих воспоминаний, только намекни...
Он тихо улыбнулся:
- Да, нам пришлось несладко. Тогда, когда тебя... забрали, погибли многие из наших сотрудников. Нас несколько раз перебрасывали из одного места в другое, а потом нашу службу просто упразднили. И, наверное, это хорошо. В этом новом мире мы - скорее исключение, чем правило.
Он еле сдерживался, чтобы не сгрести Трепана в объятия, прижать к себе, сказать, что всё хорошо, что здесь они в безопасности, что теперь его никто не посмеет обидеть, - но держал себя в руках, понимая, что так сделает только хуже.
- Давай присядем, - он кивнул в сторону кресел. - Датапад цел?

Отредактировано Lobe (9 февраля, 2015г. 20:52)

0

11

- Просто тяжелые воспоминания. Оверлорд был чудовищем, которое порождало чудовищ. - коротко усмехнувшись, цереброхирург расправил плечи и поднял голову, - Я так и думал... Не только мою жизнь это нападение разделило на "до" и "после", - кивнув, Трепан взглянул на датапад, слегка треснувший, но в целом рабочий, и махнул рукой, - Ничего страшного, это несмертельно.

Стараясь не показывать, что его все еще немного трясет, мех покорно присел в ближайшее кресло и наконец смог получше рассмотреть своего учителя. Сравнивать с притупленной памятью было бесполезно, и Трепан старался как можно глубже вобрать в себя весь образ своего наставника, рассматривая его и так, и этак. Резкий, хищный профиль, долговязая фигура... хищная птица с какой-то чужой планеты.

Вздохнув, Трепан утопил лицо в руках, а потом глухо прошептал:
- Я не знаю, почему здесь вы, но я пришел сюда замаливать грехи. Мое дело - наше дело - было и остается одним из самых сложных искусств и самым страшным рычагом давления. То и дело я слышал, как нас проклинали...

0

12

Если бы они у тебя были, мой маленький, - почти насмешливо подумал Лоуб. - Именно грехи, не то, что ты делал. Скальпель в руке хирурга, вырезавший вышедшие из строя детали, заменявший их на функциональные, вот чем ты был, мой славный, и именно я тебя выучил этому. А грех - это немного другое. И не ты эти грехи совершал...
- Да, нас проклинали и проклинают, - почти беззаботно согласился он. - Некоторым существам претит посягательство на свободу, пусть даже и не их и на свободу не быть собой, а творить что придётся. Но шарк меня раздери, если их мнение интересно мне хотя бы немного. Худой мир лучше доброй ссоры.
Он помолчал немного, размышляя о том, стоит ли говорить Трепану о своих планах и причинах появления здесь, но в коце концов желание быть полностью откровенным перевесило:
- А я здесь из-за тебя. Вся эта затея с архивами кажется мне на самом деле неприятной провокацией. Но я услышал, что ты здесь. Ты, - живой! И я рванул сюда, надеясь, что эти слухи - правда. И они оказались правдой, - Лоуб тихо рассмеялся, показывая острые, узкие клинья дентапластин. Вид у старого мнемохирурга был хищноватый и весьма злой, под стать характеру в обычное время. - Клянусь Юникроном, я никогда, никогда в жизни не был так рад...
Он склонил голову к Трепану, всё же выдерживая достаточное расстояние.
- Где ты был всё это время? Не в Айаконе ли? Если да, это будет почти до смешного горько, ведь я теперь живу там...

0

13

- Вам, быть может, и нет, - Трепан с сожалением качнул головой и поднял повыше руки, вглядываясь в надпись на запястье, - Тогда мы были такими же функционистами как и все. А теперь... стало ясно, что порой форма - не самое главное, что в нас есть. Далеко не главное.

Мнемохирург сжал кулаки, закрывая глаза и напрягаясь:
- Мы были, может, просто оружием, но оружием тех, кто не творил блага. Конфликта можно было избежать... если бы Сенат пошел на уступки, но он не пошел, и мы продолжали... - мех поднял глаза на своего бывшего наставника, - Я не был в Айаконе. Я тайно эвакуировался на одну глухую колонию. Особой цели тогда не стояло передо мною, и я живо заинтересовался работами Ранга в области психоанализа, а потом и вовсе стал их потихоньку применять на тех, кто хотел избавиться от того, что война принесла им.

Ему не очень хотелось погружаться в воспоминания и рассказывать про долгий путь, который он проделал к оттачиванию своих навыков в практически новом применении. Вздохнув, мнемохирург покачал головой:
- Поэтому я говорю о своих грехах. О тех выборах, которые я делал в пользу своей безопасности. В пользу себя. - ему вдруг страшно захотелось прижаться лбом к знакомому плечу и говорить, говорить, говорить, пока все мятущиеся мысли не придут в порядок... но Трепан лишь сглотнул и замолк.

0

14

Оптика Лоуба почти невольно впилась в гравировку на запястье Трепана. С какой-то пакостной чёткостью, с неприятными подробностями он припомнил, как наорал на своего ученика в тот день, когда заметил в первый раз эту надпись. Им нельзя было иметь подобных отличий, по меркам службы, где они работали, это было непозволительное легкомыслие. Безусловно, простым меха негласный девиз Института ничего не сказал бы: ну, гравировка и гравировка, ничего такого особенного. Но вот те, кто понимал, что к чему, могли и заинтересоваться: об Институте по Кибертрону ходили не только слухи. А информация, попавшая не в те руки - ...
Только сейчас Лоуб поймал себя на мысли, что ещё тогда несравнимо больше переживал за самого Трепана, а не за те сведения, что он мог бы выдать такому "потенциально заинтересовавшемуся". Словно ещё до войны видел вероятность появления того, кто однажды пришёл и забрал маленького, жемужных оттенков, меха, превращая его, Лоуба, давний, тяжёлый страх в не менее невыносимую реальность.
- Это твоё решение, мой хороший, но запомни вот что. Пока я здесь, я полностью в твоём распоряжении. Главное сейчас - чтобы тебе стало лучше во вех смыслах. А дальше... дальше посмотрим...
Новость о Ранге, тем не менее, позабавила его. Сотрудники по Институту, они часто сталкивались по службе, и не очень-то были высокого мнения о профессионализме друг друга. И хотя, несмотря на такое положение дел, простым приятельским хорошим отношениям это не мешало, - чтобы Трепан, котрого Лоуб сам учил и растил, так легко начал применять "вражеские" методы, в неэффективности которых они часто убеждались сами? Это было почти ударом в спину, и уж точно сильным пинком по лоубову самоуважению.
Впрочем, сейчас это могло его лишь позабавить, не более.

0

15

Флэшбэк

То был очередной, не предвещавший ничего особенного вечер в баре. Вирл как раз готовился покончить со своей порцией выпивки и переменуться с кем - нибудь в ближайшей подворотне. С тех пор как кончилась война это было чуть ли не единственной забавой и возможностью без особого предлога надрать кому-нибудь зад, жаль что от летального исхода больше последствий,  так что вертолет старался держать себя в руках. Когда же Вирлу становилось скучно, то он сбегал из густо населенного города и отправлялся в поисках развлечений за его пределы. Мехи облегченно вздыхали целыми районами.
Но в этот раз планы на вечер были загорожены двумя здоровяками у выхода и неким низкрослым, но очень суровым ботом. Отыскав взглядом бывшего врекера, он кивнул своим ребятам стоять на месте, а сам решительно направился к его столику.
- Вечер добрый, я из защиты порядка. - бот продемонстрировал свой значек и сел напротив. - Экс-врекер Вирл, я полагаю?
- По опыту знаю, такой визит добрым вечером уже вряд ли обернется. - Вирл недоверчиво покосился. - в чем на этот раз я не виноват?
- Вам было отправлено приглашение на участие в программе "Мнемониум"
- даже не стараясь маскировать это под вопрос сказал бот и одарил винтореза внимательным взглядом.
- Мм, ничего подобного - невозмутимо откинулся на спику стула экс-врекер.
- Так же была послана копия. - заложил руки на груди служитель закона.
- Кажется я нечаянно удалил ее. Все 10 раз. Вы знаете как это бывает. - театрально развел клешнями Вирл.
- Так все, шутки в сторону. - офицер глухо стукнул по столу кулаком и с хмурым прищуром подался чуть вперед - Объясняю твои перспективы на ближайшее будущее. Пока ты предоставлен себе, у меня есть полное право орестовать тебя и запереть пожизненно. Если хорошенько пройтись по всем твоим оплошностям и случаям с прямым неповиновением приказов,  не говоря уж о мелком и крупном хулиганстве, вандализме и прочее и прочее, то хватит с лихвой. Но кто-то всеж посчитал,  что твои сведения могут быть полезны для воставления исторических событий и пополнения архива Кибертрона. Рассказывать лихие байки о врекерах или о своих преступлениях это решать тебе. - бот положил на стол наручники и рядом датапад с приглашением, требующий подписи. Некоторое время Вирль не сводил глаз с офицера, борясь со своей накапливающейся злобой. В тюрьму вертолету ужастно не хотелось,  уже насиделся там сполна. Но и в лапы историкам тоже искра не лежала. Наверняка его будут спрашивать о многих щекотливых моментах его жизни,  с которыми лично он сам никаких проблем не имел, но риск быть осуженным и жалким был велик. И это бесило. Вплоть до полной потери контроля.
С другой стороны... (Вирл слегка сверкнул оптикой с появлением новой мысли) в любой деятельности можно симулировать. Да и потом, многие подвиги врекеров не обошлись без его прямого участия, это определенно стоит внесения в архивы.
Приняв решение, Вирл поставил таки свою кривульную сигнатуру на датападе.
- Все, иди обрадуй библиотекарей. - сухо фыркнул Вирл.
- Да и еще кое-какой момент
- на лице офицера вдруг появилась ухмылка, которая экс-врекеру чем-то не понравилась. - на самом деле по заключению психоанализа для одного из приглашенных нам нужен был сопровождающий и желательно именно врекер. Ну или около того..
- Шлак, Что?!

Конец флэшбэка.

Всю дорогу Вирл посылал 'напарнику' мрачные взгляды и вел себя подозрительно тихо. В зал ожидания он буквально тащил его за собой и как только ступил на станцию Вирл наконец заговорил.
-Все старик, приехали. Доставай ключ и покончим с этим.

Вошедшие были связаны между собой наручниками с метровой энергоцепью.

Отредактировано Whirl (13 февраля, 2015г. 13:30)

0

16

Очередность постов:

Kup
Lobe
Trepan
Whirl

0

17

Лоубом овладеваа какая-то некрасивая тоска. Он закономерно надеялся, что Трепан будет хотя бы рад ему, но, видимо, сил на подобные эмоции у его спарка не хватало. Прокляв в очередной раз всё их военное прошлое, начиная с дня, когда факт гражданской войны был признан уже официально, он собрался было уже что-то сказать, но здесь мысли его были прерваны визитом двух меха, - очевидно, их будущими сорудниками по проекту.
Зелёного пожилого колёсного Лоуб не помнил, - точнее сказать, внешность его казалась рыжему условно-знакомой (порядка "где-то я его фейсплейт уже наблюдал"), а вот второй... Лоуб едва не расхохотался, но натренированная за годы двойной жизни сила воли ему этого не позволила. Хотя рассмеяться хотелось. Свою работу Лоуб узнавал мгновенно, а в переделку этого меха, - когда-то обладавшего очень красивым, полногубым лицом, - он вложил особое старание. Интересно было и то, что стирать его память о случившемся было безумно сложным процессом, - сознание его цеплялось за отбираемые образы с упорством тонущего, хватающегося за поверхность воды. Интересно, не вспомнил ли он, кто лишил его лица и рук? Такие члучаи были каастрофически редки, но они всё же случались.
Лоуб был неплохим бойцом для своего возраста, а потому чужой агрессии, - по крайней мере, открытой, - не боялся ничуть.
- Доброго вечера, - поздоровался он с вошедшими, крайне неприятно улыбаясь.

+1

18

прошу прощения, что пост был удалён

Ключ? Какой ключ?
Военный, искренне недоумевая и хмурясь, смотрел на свою "няньку", укоризненно скривив рот. Ему не нравился тон бота, то, как тот на него смотрел, не нравилось его отношение к данной миссии и.. Список можно было продолжать вечно, но вывод прост: худшей компании он и представить не мог. Даже не смотря на то, что его заверили в том, что одноокулярный - бывший врекер, Вирл ужасно раздражал. Впрочем, вся эта поездка начала раздражать ещё в тот самый момент, когда пришло оповещение об участие в какой-то подозрительной программе "Мнемориум". Это было ровно пять орнов, два мегацикла и семь нанокликов назад. Нет, рассказывать истории Кап любил, но приглашение в эту программу, какие-то проверки психологов, тон бота из... Да, впрочем, тон каждого бота, который разговаривал со стариком и читал его досье, был отвратительно сочувствующим и неуважительным, и это злило и нервировало ветерана. За исключением клещебота - этот производил тоже впечатление одним лишь своим видом. Из какой помойки умудрились откопать этого экс-врекера?!
Впрочем, это не мешало Капу на протяжение всего пути рассказывать свои замечательные истории единственному, кто находился поблизости (из-за невозможности отойди дальше, чем на метр).

Офигенная история

- Было это на далёкой планете Конеф. Я тогда был ещё молодым, но бравым солдатом. Наш отряд был послан в помощь Маиб'иилу - так назывался правитель самого крупного государства на планете, дабы подавить восстание инопланетных рабочих, которые паразитировали на культуре афренцев. Оо, это были жуткие, но очень выносливые создания: они могли пройти по песку, которым была заполнена одна треть всей планеты, под палящим светом двух солнц без пропитки живительным соком планеты. Отличная, кстати, вещь. Называется так потому, что истекает из самого ядра Конефа и проходит под землёй по огромным туннелям, словно энергон по энерговриводам. Впрочем, сделано всё это было искусственно, много-много миллионов лет назад. С помощью древнего механизма, чем-то схожего с преобразователем энергии, они выкачивают импульсы ядра и преобразуют их в жидкое состояние, которое и является основным источником пропитания населения. Удивительно, что за всё это время энергия не истощилась. Вроде, как мне объясняли, там идёт искусственная подпитка ядра, стимулирующая не угасание источника. Впрочем, как оказалось, эта штука неплохо взрывается. Так вот, наш отряд прибыл как раз во время осады города тильзами, так назывались те паразитирующие существа. Я же не говорил этого? Так вот, мы прибыли в разгар событий. Наш корабль умудрились подбить и мы приземлились ровно на базу тильзов.. Я уже упоминал, что среди участников операции был Спрингер? Да-да, молодой и неопытный Спрингер, совсем не такой, как при вступление во врекеры. Эх, деньки минувшие... Впрочем, он остался чинить корабль и так и не сошёл на песчаные земли Конефа, поскольку свет двух солнц вредно отражается на нашем энергоне. Спустя долгие споры мы сошлись на том, что на планету выйду я, Баунсер и Глаттер. Оказалось, что тильзы едят металл и поэтому мои двое товарищей были изрядно подъедены к тому моменту, как мы вернулись на корабль. Нам удалось поговорить с лидером восставших тильзов и выяснить, что именно происходит на планете: афренцы, на самом деле, промышляли работорговлей, а таких рабов, как тильзы, ещё поищи: выносливые, едят металлический мусор, ещё и к быстрой регенерации способности есть. Нас в итоге отозвали с планеты, сказали, мол, нельзя вмешиваться в межгосударственные войны, но... - мех озорно огляделся и, снизив тон, продолжил рассказ - Но мы сделали вид, что приказ пришёл с опозданием и я вместе с тильзами пробрался к ядру планеты, мы заложили взрывчатку, поставили таймер и покинули планету. Это был, - Кап вскинул руки и цепь издала неприятный лязг, сопровождающийся вспышкой света, - большой взрыв! Афренцы погибли, ровно как и большая часть тильзов, оставшихся на планете, так что этот факт омрачил яркую вспышку в иллюминаторах. Но это мгновение нужно было видеть!

Не смотря на то, что экс-врекер оказался ужасным, мрачным слушателем (он, возможно, даже и не слушал), покидал корабль Кап с крайней неохотой, в отличие от товарища, который уверенно шёл вперёд. Ноги практически скользили по полу, издавая при этом неприятный скрежет. Нет, старый военный совершенно не боялся того, что могло бы произойти на станции, однако что-то внутри него было неспокойно. Словно это уже когда-то происходило и ничего хорошего из этого не вышло. В последний раз все его воспоминания проматывало какое-то отвратительное полу органическое существо, которое чуть не уничтожило вселенную. Однако, когда была пересечена черта станции, Кап успокоился и перевёл всё своё беспокойное внимание на сопровождающего.
- Доставай ключ и покончим с этим.
Точно, именно эти слова вынудили старика проматывать сегодняшний день в своей голове.
Ключ? Какой ключ? - пронеслось у него в голове. Кажется, это уже происходило. Впрочем, пока бот с клешнями рядом, бояться нечего. Наверно.
- Ты о том ключе, который мне дал тот напыщенный офицеришка? - на лице ветерана появилась усмешка, - Я не помню, где он. Может, выкинул, а может он... - бот погремел рюкзаком за плечами, - Нет, его тут нет. Имей, в конце концов, хоть каплю уважения к старшим!

+1

19

На самом деле Трепан не испытывал какой-то невероятной радости. Скорее страх: прошлое пришло к нему в дом, прошлое вошло в него, как нож в масло, и это ему не нравилось. Он тешил себя собственными  тщеславными мечтами... И в них не было его наставника. Свой путь, свое дело, вырваться из-под заботливого крыла... Если бы Оверлорд был бы чуть мягче, Трепан обучал бы его просто так, чтобы потешить самолюбие. Увы, тот не был, и глубокая травма давала о себе знать.
У Ранга Трепану нравилась лишь точность определений. Все, что тот писал, мнемохирурги в общем-то знали, однако не пользовались, считая, что незачем распыляться на мелочи. Но сам мех после "смерти" работал совсем иначе, и это отдалило его от учений Лоуба.
Заслышав далекие шаги и скрежет, Трепан резко и напряженно поднялся. Его прошлая уверенность в себе и аристократическая ленность были задавлены пытками, оголив пугливое нутро. Но это были лишь пара ботов. Трепан хмыкнул - неугомонный бот с головой стража был смутно знаком - и перевел взгляд на Лоуба. Похоже, этот тоже был работой учителя.

0

20

Очередность постов:

Kup
Lobe
Trepan
Whirl
Megatron

0

21

- ...Шлак!!!!
По ощущениям Вирл мог поклясться, что у него внутри что-то упало. Несколько мгновений он неподвижно смотрел на старика, потом рванулся к рюкзачку, открывая его практически игнорируя замки (те выжили лишь чудом) и сам пошурудился в нем, чуть ли не засовывая туда всю голову. С задумчивым коротким 'хм' от рюкзака отстранились, явно не добившись от него желаемого. Вирл внимательно осмотрел старика с головы до ног и даже обошел его в поисках других карманов, не особо заморачиваясь на счет цепи.
От желания открыть и проверить старика под надгрудным капотом его отвлекло чье-то приветствие. Если бы оно было совершенно обычным, то Вирл бы проигнорировал и его, но почему-то голос  незнакомца заставил напрячься каждый сегмент корпуса. До самого максимума, до опасного рокотания шестерни трансформации и ноющей фантомной боли в запястиях, которую Вирл испытывал при глубочайшей ярости, еще со времен его 'первой смерти'. Вертолет медленно обернулся на источник. Но увиденное его обескуражило - он не знал этого меха. 'Не помнил' Вирл в расчет не брал, потому что память на смертных врагов у него была отличная. Эту хищную улыбочку он бы узнал где угодно. ...Возможно он просто... переволновался? Шлак, это раздражало.
Вирл все еще шумел вентиляцией, но уже был напути к самообладанию. Он подошел ближе к двум сидящим мехам, вопреки все еще зудящему ощущенияю дискомфорта, но экс-врекер не из тех, кто стал бы поддаваться этому.
-Салют и вам, товарищи. - голос уже ничем не выдавал бурлящие ранее в нем эмоции.  Для себя вертолет решил пока просто наблюдать. - Готовы читать сказочки на ночь или пришли только послушать?

Отредактировано Whirl (20 февраля, 2015г. 16:39)

0

22

Мегатрон, пробыв на ЛостЛайте всего ничего, уже жалел о том что попросился искать Рыцарей Кибертрона вместе с ними. Уж лучше бы его казнили самым зверским способом, чем терпеть весь этот балаган и квинтический квинтец, где про дисциплину слышал разве что Магнус, но и он уже начал поддаваться царящей атмосфере "нам плевать что происходит, лишь бы было весело". А еще - все эти мельтешащие вокруг красные значки. Многоворновая привычка если не стрелять в автоботов, то хотя бы держать их в поле зрения и ожидать от них всего чего угодно (например очередного покушения на убийство) не позволяла расслабится вообще никогда. Неудивительно что однажды бывший Лорд просто сорвался (MTMTE 35). Остро встал вопрос об отдыхе или отпуске, если оный конечно полагался заключенным. На курорт его естественно не отпустили, шляться в одиночестве главной угрозе Вселенной тоже никто не позволил. То есть путем долгих споров с Родимусом, Магнусом и почему-то Ретчетом, перед которым было ужасно стыдно неведомо за что, было решено отправить в место, где тихо, спокойно и никто никуда не торопится, то есть в санаторий (хорошо что хоть не тюремного типа). И с сопровождением. Сопровождение выбирали долго и кропотливо, поскольку отправить с Лордом кого-то вроде Сверва, то миник рисковал получить запаянный намертво рот "чтобы не раздражал". А те кандидатуры которые как-то подходили, ни в коем случае не могли отправится с корабля: Персептор слишком занят, у Циклонуса есть Тейлгейт, Найтбит захиреет без загадок, Трейлбрейкер мертв и прочая. Единственным кто оказался достаточно терпим, спокоен, неболтлив и не занят оказался Ранг. Именно его и отправили "разведать обстановку" первым. Ну как "первым"... Психолог отправился на подготовленном шаттле по расписанию и вовремя прибыл туда, куда запланировал хитро ухмыляющийся Родимус и сурово-укоризненно качающий головой Магнус. Мегатрона держали в счастливом неведении куда его собираются сбагрить, и это раздражало. Раздражало и то что его задержали по идиотской причине инструктажа и заискровых разговоров: "Да, я в курсе про самоконтроль. Никакой агрессии. Как будто я знаю куда вы меня отправите чтобы успешно сбежать, к тому же я не привык убегать от своих решений и проблем. Я что, перевожусь в другую тюрьму строго режима? Тогда убери от меня этот ис-чип! Я НЕ БУДУ носить это... Эти... Эти отвратительные метки заключенного. Плевать мне что "так надо по закону". Хватит пытаться навешать на меня дополнительные обвесы, не предусмотренные конструктивом. Насчет "питаться хорошо и не автоботами" - это было неудачная шутка, Родимус? При такой излишней заботе о моей персоне может тогда ты вернешь мне мою пушку? Если нет, то хватит ходить за мой по пятам и зудеть про Кодекс Автоботов. Да, я знаю что теперь я тоже автобот, не надо напоминать об этом каждый наноклик, я знаю ваш... наш кодекс. Оттуда, что надо знать чем живет твой враг."
Неудивительно что под конец "проводов" Мегатрон готов был слать к Юникрону любого подошедшего и рвать его на куски - нервы сдали окончательно, поскольку все на корабле внезапно воспылали к нему автоботской любовью. Один раз даже совсем сорвался и отправил Рангу короткое сообщение что он не явится. Не совсем правдивое, конечно: как раз прибыл ожидаемый шаттл, отправивший экс-шахтера в санаторий, Родимус, лишившийся конкурента по власти, почти всплакнул и едва ли не белым платочком махал на прощание.
Путь оказался довольно долгим, Мегатрон даже начал узнавать знакомые созвездия - судя по всему, санаторий был где-то около Кибертрона или даже на нем. Гладиатор даже успел вздремнуть от наконец-то наступившей тишины и покоя, но был разбужен извещением что прибыли в конечный пункт и извольте выметаться, поскольку после легкого удара стыковки дверь наконец-то открылась.
Покинув сразу же улетевший шаттл, Мегатрон направился по коридору в зал, где кажется были слышны какие-то звуки. А выйдя в просторное помещение, замер на пороге, едва разглядев присутствующих. Родимус, скотина, кажется специально постарался чтобы собрать всех самых злейших врагов одного конкретного экс-десептикона. И опять эти шлаковы красные значки. Гладиатор подавил в себе мысли о том куда надо переместится и как действовать чтобы максимально эффектно и летально очистить зал от врагов и при этом не сильно потратится в силах чтобы встретить возможное подкрепление во всеоружии. Отдых явно не задался с самого начала. Потратив пять секунд для чтения про себя мантры "я спокоен, никакой агрессии, никого не убивать и не калечить, я автобот" (со стороны могло показаться что Мегатрон завис), Мегатрон потер переносицу с усталым видом и гулко прогнал местный состав атмосферы по разогревающимся в предвкушении квинтеца системам.
- Это будет очень долгий и трудный отдых...

0

23

Очередность:

Rung
Archivarius
Kup
Lobe
Trepan
Whirl
Megatron

0

24

К моменту прибытия Мегатрона, Ранг уже прибыл и даже успел оставить заявку на жильё и получить его. В зал  он вошел не один, а в сопровождении Архивариуса. До этого в зале ожидания он еще не бывал, а потому невольно остановился на пороге на несколько секунд, осматривая гигантское и величественное помещение. Он даже не сразу понял, что здесь уже находятся несколько меха. И не сразу обнаружил рослый серый корпус в противоположном конце зала.
- Мегатрон! Рад тебя видеть здесь! - С таким, вполне искренним заявлением, психолог направился через зал к обладателю серо-серебристого шлема и яростного алого взгляда. Он даже не заметил,что прошел мимо Лоуба и Трепана, рассеянно кивнул Вирлу со своей извечной доброй улыбкой, чуть не вписался в Капа, обошел его с невнятными извинениями, даже сделав попытку пожать ему манипулятор, проходя мимо.  - Я тебя ждал.  - Психолог остановился напротив серой туши, светя круглыми линзами. - Почему ты написал, что не приедешь? Какие-то неприятности?

Отредактировано Rung (21 февраля, 2015г. 15:27)

0

25

Архивариус, чуть наклонившись, вошел в зал следом за Рангом, который отчего-то очень спешил вперед, к своему подопечному, и охватил взглядом сложившуюся ситуацию, которую необходимо было срочно разруливать, судя по витающему в воздухе напряжению. Из прибывших наблюдались: два мнемохирурга, один из которых искал второго, крепко связанная наручниками пара, состоящая из подвергшегося эмпурате бота, в котором Архивариус (получил он в свое время доступ к досье) Вирла, и старика-Капа, собственно Мегатрон, бывший лидер восстания, и его психолог, который ворвался сюда буквально кликом раньше. Архивариус провентилировал системы и достаточно громогласно произнес:
- Друзья! - гулко разнеслось по залу, - Я счастлив приветствовать всех вас на станции Мнемониум! - гигант искренне надеялся, что привлек всеобщее внимание. Задрав подбородок, он многозначительно оглядел всю честную компанию поверх голов, позволяя им прочувствовать дух этого исторического мгновения. Впрочем, ладно, исторического - это громко сказано. Остановив взгляд зеленоватой оптики на Мегатроне, Архивариус продолжил, - Как бы давно ни кончилась война, все мы все равно храним память о ней. Тем не менее, я прошу оставить вражду за пределами этого места. - никаким исключением из программы Архивариус угрожать не стал, считая, что его слов хватит даже самым агрессивным, - Я полагаю, вы все устали с дороги и желаете отдохнуть. Поэтому, пожалуйста, подходите ко мне, и я отдам вам карты-ключи от кают и с радостью провожу вас, - гигант перевел взгляд на Ранга, выразительно показывая ему оптикой на Мегатрона. Это был его шанс увести лидера восстания из места скопления его давних врагов.

0

26

Старик даже не сопротивлялся резвому осмотру клешнебота - за то недолгое время, что они провели вместе, ветерану не перепало и капли уважения. Однако, не смотря на отсутствие физического сопротивления, морально он ещё не смирился с дерзостью Вирла, поэтому тихо бормотал с нервным оскалом.
- Тебе микросхемы скраплеты погрызли что ли? Кажись, мозговой модуль перегрелся или... Тебе кажись блок грубости поставили второй. Да что б тебя расплавили ренегары во вселенской печи. Даю слово, когда-нибудь эти твои клешни будут висеть на входе на свалку, рядом с твоим пустым корпусом. Да что б тебе все сочленения ржавчина проела, Юникронов скраплет.
Как только досмотр закончился, военный устало провентилировал и огляделся: в памяти сразу же всплыли образы  большинства присутствующих тут. Кого-то бот видел лично, про кого-то читал в докладах. Впрочем сейчас гора информации, хранящаяся в блоках памяти едва улавливалась стариком - последняя травма давала о себе знать. Нахмурившись, Кап сделал пару шагов за отходящим к мнемохирургам Вирлом, давая цепи провиснуть до самого пола. Внезапно появившийся Ранг поначалу сбил военного с толку, поэтому тот только и успел растерянно протянуть манипулятор и совершить нечто отдалённо напоминающее рукопожатие. Открыв рот, он замер, так и не проронив ни слова: следя взглядом за маленьким оранжевым ботом, военный увидел знакомый серый корпус, который невозможно спутать с чем-то другим.
Как это вообще понимать?! - пронеслось в голове Капа и, нахмурившись, он хмыкнул. Виновник затянувшейся войны невозмутимо стоял в зале, осматривая присутствующих. Появление гиганта не помешало вояке сверлить бывшего лидера десептиконов взглядом.
- Как бы давно ни кончилась война, все мы все равно храним память о ней. Тем не менее, я прошу оставить вражду за пределами этого места.
Только с этих слов солдат перевёл взгляд на напарника по цепи. Храня молчание, он всем своим видом выражал негодование. В конце концов он обратился к своей одноокулярной няньке, словно к борт-проводнице, читающей инструкцию:
- И что дальше, салага?

0

27

Лоуб встал, и, нахально улыбнувшись, протянул руку для приветственного пожатия. Адресован данный жест был Вирлю, - и весь перечень возможных результатов был Лоубу известен, равно как и способы из них выкручиваться.
- Эм... простите... - улыбочка стала ещё гаже, несморя на проступивший оттенок сочувственной обескураженности, как если бы он только теперь заметил наличие у меха размашистых клешней вместо кистей рук. Лоуб обожал подобным образом подъелдыкивать ближних своих, за что был за глаза хулим и обзываем. Высказать претензии в открытую пока ни у кого смелости не хватило, и это прибавляло старому мнемохирургу ещё больше злорадства в характере.
Однако ни к каким результатам его пусть невинная, но оскорбительная выходка привести полностью не успела, ибо в зал вошла ещё одна пара, - нет, простите, не пара, а тройка, ибо за первыми двумя меха (ни одного из которых Лоуб видеть не был рад: Ранга он жизнерадостно презирал, Мегатрона - ненавидел) следовал сам Архивариус. Именно его присутствие убедило старика-мнемохирурга, что сейчас, по крайней мере, смертоубийства точно не будет. И всё же он слегка загородил собою Трепана: в адекватность Мегатрона, пусть даже сто раз поменявшего знак (поменяла поганка пятна...) он верил не больше, чем в то, что искроеды умеют петь. В открытой схватке Мегатрона ему не победить, разумеется, но вот успеть покалечить его достаточно для того, чтобы тому отшибло любые мысли о преследовании Трепана, Лоуб был более чем в состоянии.
Всё с тем же спокойно-ехидным выражением физиономии он шагнул к Архивариусу.

0

28

Это все было... слишком. Этот... клешнерукий, явно работа учителя, которому тот с издевкой предложил рукопожатие, - Хах... - издав тихий смешок, Трепан покачал головой. Какая-то его часть - совершенно новая - жалела этого бота. Все остальное в меру безумное сознание искренне потешалось тому, как свела их судьба. Как его и Мегатрона.

Трепан вызывающе посмотрел в сторону бывшего лидера десептиконов, сменившего свой значок, - Хах, - снова хохотнул он, в неприличной улыбке растягивая губы. С кем уж были связаны предельно приятные воспоминания, так это с ним. Мнемохирург поднял руку, прижимая ее к груди примерно в том месте, куда пришелся когда-то давно выстрел. Интересно, Всемогущий вообще его узнает?

- Хах! - с досадой усмехнулся Трепан, со свистом пропуская воздух через дентопластины - в зал вошли двое, из которых один был явно тем, кто пригласил их всех сюда. Череда забавных совпадений плавно завершилась присутствием Ранга, и вот тогда мнемохирург не смог сдержать откровенного истерического смеха, - О, шлак, а-ха-ха-ха-ха! - резко прервавшись, он отвернулся к титану, внемля его словам про каюту.

0

29

Очередность:

Rung
Archivarius
Kup
Lobe
Trepan
Whirl
Megatron
Ratchet

0

30

Смех. Первый звук, встретивший его на новом месте. Смех и эхо собственных звонких шагов, отдающихся в стенах и потолке огромного помещения. Возможно, хороший знак. В зале ожидания станции было довольно оживленно. Сикер вздернул крылья и огляделся. Единственный синий окуляр на фейсплейте светился любопытством.
В зале были меха. Очень разные, но все одинаково напряженные. Вошедший гость отошел к панорамному окну, решив пока не вмешиваться в общение. Они явно были знакомы. Если не все, то почти все. Он пообщается немного позже, с Архивариусом. Единственным ботом, чей фейсплейт был ему знаком по единственному сеансу связи. А да, еще Ранг. Он находился рядом со страшноватым серым меха, который показался Шоквингу смутно знакомым, словно он видел его на картине или по видео.

0


Вы здесь » Transformers: The Darkest Hour » Посадочная площадка » Зал ожидания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC